Министерство культуры Забайкальского края

 

 
Драматический театр Забайкальского края
 
 

"Забайкальский драматический в СМИ. Архив"

В еженедельной рубрике "Забайкальский драматический в СМИ. Архив" сегодня, как и обещали, представляем публикацию о читинском спектаклей "Идиот". В 1969 году состоялась до нынешнего дня единственная постановка по роману Фёдора Достоевского на читинской сцене. Каким получился спектакль писали газеты того времени, почти полувековой давности.

Спектакль дожил в репертуаре театра до года празднования 150-летия со дня рождения писателя. А к 200-му дню рождения забайкальский драматический ставит спектакль "Преступление и наказание", в основе которого еще один известный роман Фёдора Достоевского.

 

"Идиот"

Извещение о том, что областной драматический театр принялся за постановку пьесы «Идиот» — сце­нической композиции по одноимен­ному роману Ф. Достоевского, вы­звало у любителей театрального искусства определенные опасения: справится ли коллектив театра с такой сложной творческой задачей?

Ф. Достоевский вошел в миро­вую литературу как писатель, стра­стно искавший ответы на острые вопросы, выдвинутые действитель­ностью. Шла ломка старых общест­венных отношений, новый, буржу­азный строй усиливал гнет денеж­ного мешка, углубляя пропасть ме­жду кучкой богачей и массой бед­ноты, попирал человеческое досто­инство обездоленных. Мир «ма­ленького человека» с его страда­ниями, трагедия личности, вызван­ная социальным неравенством, ста­ли основным содержанием творче­ства Достоевского. Раздвоение сознания человека, уходящего от не­выносимых тягот жизни в духовное «подполье», углубление в психо­логию душевно изломанных людей, сложных характеров, острота поло­жений, в какие автор ставил своих героев, определяют своеобразие его произведений. Все это в целом и составляет исключительную труд­ность сценического воплощения ро­манов Достоевского.

Роман «Идиот» занимает несколь­ко особое место в творчестве пи­сателя. Здесь он ставил целью вы­вести образ, еще не возникавший на страницах его произведений. «Главная мысль романа — изобра­зить положительно прекрасного че­ловека. Труднее этого нет ничего на свете, а особенно теперь», — делился Достоевский своими за­мыслами в одном из писем. Идеа­лом писателя был мир, в котором правили бы не зло и насилие, а до­бро и терпимость.

В образ центральной фигуры ро­мана—князя Мышкина— автор вло­жил свою мечту о людях, которые могли бы составить гармоничное общество. Мышкину присуща бес­предельная доброта, прямолиней­ность, правдивость, абсолютная на­ивность в полных противоречий и жестокости житейских делах. Он умеет видеть в людях их лучшие качества, проникаться к ним дове­рием и уважением.

Но в том мире, где человек це­нится не по его достоинствам, а по мере знатности и богатства, Мышкин с его обаянием нравственной чистоты терпит крушение. Он не только не дает счастья людям, к которым лежит его сердце, он ста­новится причиной гибели Настасьи Филипповны, тяжких переживаний Аглаи. В том, что князю, страдаю­щему эпилепсией, окружающие в минуту злости бросают в лицо— «Идиот!» — есть свой глубокий смысл. Действительно, нужно быть душевнобольным, чтобы в той сре­де, в какую Мышкин попадает, вер­нувшись из Швейцарии в Россию, сохранить веру в людскую добро­детель.

В спектакле роль Мышкина пору­чена артисту Ю.Новохижину. Его исполнение отчетливо несет на се­бе печать большой, вдумчивой работы. Сразу же оговоримся — ну­жна дальнейшая работа, нужны по­иски новых изобразительных средств, чтобы сценический образ получил свою завершенность. При всем том, главное, что привлекает к князю сердца людей, — его вы­сокий нравственный облик, душев­ная мягкость, готовность жертвовать собой ради других – показа­но жизненно верно, убедительно.

По пути в Петербург Мышкин почти не отводит глаз от окна ва­гона, с интересом слушает и всмат­ривается в попутчиков, и веришь, что после длительной болезни он словно заново видит мир и радост­но его постигает. В первой встрече с генералом естественно раскры­вается бесхитростность, полнейшее бескорыстие князя, побудившие не слишком тороватого Епанчина рас­щедриться. Зрителю понятно — Мышкин вместе к дочерьми генерала смеется над своим рассказом об осле не потому, что рассказ смешон, а потому, что его радует смех этих милых девушек.

И через все сложные отношения князя с Настасьей Филипповной красной нитью отчетливо проходит его великое сострадание к этой внутренне надломленной женщине, не любовь мужчины, а именно со­переживание с ее болью. Траги­ческий финал пьесы воспринимает­ся как закономерный итог заведо­мо бесплодных попыток Мышкина , залечить душевные раны Настасьи Филипповны.

Весьма серьезная работа над ролью видна и в том образе Настасьи Филипповны, какой создала заслуженная артистка РСФСР А.Федорова. В прошлом жертва похотливого помещика Тоцкого Настасья Филипповна мучительно ищет выхода из унизительного положения обеспеченной девушки. Будет ли таким выходом брак с Ганей Иволгиным, с подозрительной предупредительностью предлагаемый Тоцким и Епанчиным?

Нежданный приход Настасьи Фи­липповны В квартиру Иволгиных —- это решение жизненно важного вопроса. И оно дается в переходе от искреннего желания как-то сблизиться с родными Гани к гневному вызову, брошенному этой оскудневшей дворянской семье, для которой женитьба сына на «такой женщине» — позор. На большом накале чувств проведена VI кар­тина. Настал час Настасьи Филип­повны. В ее отказе от брака с Га­ней и от денег, предложенных Тоц­ким, в обличении низости, мерзос­ти Тоцкого звучат едкий сарказм, торжество мести за зло, причинен­ное ей. И тут же во внезапно вспыхнувшем чувстве к Мышкину раскрывается душевная чуткость, отзывчивость Настасьи Филипповны.

Артистка трактует ее любовь к князю не столько как страсть жен­щины, сколько как материнское чувство к этому человеку, детски беспомощному перед суровой ре­альностью жизни. Так последова­тельно развивается трагедия жен­щины, чья поруганная гордость не может найти удовлетворения ни в любви к Мышкину, ни в браке с купцом Рогожиным.

В Мышкине его непосредствен­ность, близость к природе имеет своим началом высокий духовный строй. Непосредственность Рого­жина идет от низменной животной натуры. Рогожин жуток в своей не­укротимой страсти к Настасье Фи­липповне. Воображению читателей романа он представляется как че­ловек богатырского склада и бур­ного, необузданного темперамен­та. От такого традиционного пред­ставления и идет артист И. Федю­кин в роли Рогожина. Однако цельность образа нарушается: в одних эпизодах буйные порывы Рогожина действительно тревожны, в дру­гих -  взрывная сила его страстей теряется. Видимо, артисту, исходя из своих чисто физических возможностей, следовало бы искать иного решения сценической задачи.

 Рогожин утверждает, что Ганя Иволгин из жадности за три рубля поползет на Васильевский остров. Это не совсем так. Стяжательст­во, скопидомство Гани имеет куда более глубокие корни. Иволгин стремится взойти вверх по соци­альной лестнице, стать на одну сту­пеньку, а то и выше Тоцкого, Епанчина.

Для этого нужны деньги, и Ганя не брезгает никакими средствами, чтобы добыть их. Скрытой пружи­ной всего его поведения является непомерное самолюбие, тот «на­полеоновский» вопрос, какой зада­ют себе Раскольников («Преступ­ление и наказание») и некоторые другие герои произведений Досто­евского. В исполнении артиста А. Арнтгольца образ Гани обеднен, он предстает перед зрителями лишь как крикливый домашний деспот, почтительный секретарь генерала. Таким образом, обморок Иволгина в шестой картине остается со­вершенно немотивированным.

Выведенный в романе образ умной, гордой, решительной девуш­ки Аглаи в сценической компози­ции Г. Товстоногова многое поте­рял. Становится загадкой — когда, как возникла любовь Аглаи к Мыш­кину, в какой момент разгадала это чувство Настасья Филипповна. В спектакле этот пробел нельзя бы­ло восполнить. В значительной ме­ре поэтому Аглая в исполнении артистки А. Мининой оказалась бо­лее рассудочной, чем эмоциональ­ной, в ее чувстве не ощущается тот накал, какой мог как-то всколых­нуть Мышкина. В конечном счете коллизия в треугольнике Аглая — Мышкин —- Настасья Филипповна до конца не прояснена.

В основном верно очерченные фигуры Тоцкого и Епанчина выиг­рали бы, приобрели бы несколько большую социальную заостренность, если бы артисты Б.Нигоф и И.Кузин внесли в исполнение скромную дозу сатирической направленности, даже гротеска.

Колоритен Р.Аббясов в роли захребетника, проныры и в общем продажной душонки Лебедева.

Правдивы артист В.Потапов в ро­ли циничного Фердыщенко, артистка Т. Данилова, исполняющая роль недалекой и подобно на­седке хлопотливой Елизаветы Прокофьевны.

Итак, опасения любителей театра не сбылись. Постановщик режиссер В.Маринин бережно подошел к великому литературному насле­дию, нашел верный путь к воспро­изведению на сцене характеров, среды, эпохи, в какой жили, действовали герои романа Ф. Достоевского.

 

Автор: Д.Пресс

Редактор:  А. М. ПУЗАНОВ

Источник: газета «Забайкальский рабочий», 1969 год.

Добавить комментарий


Яндекс.Метрика